Однажды вся страна отмечала день Спасателя.
Джок Эвил, чтобы быть в теме, изучал «Энциклопедию экстремальных ситуаций» на сайте    http://protections.narod.ru.

«Если вы заблудились в лесу, — читал он. — Надо немедленно остановиться и присесть на пенек. И больше не делать ни одного шага не подумав.»

В этот момент зазвонил мобильный телефон.
— Дружище! — кричал в трубку Блад Ласт. — Я, кажется, заблудился. Че делать-то?
— Немедленно остановись! — сказал Джок Эвил. — И присядь на пенек. Не делай больше ни одного шага не подумав.
— Но здесь нет пеньков, —  ответил Блад Ласт, после минутной паузы. В его голосе была слышна растерянность.
— Должны быть, — уверенно возразил Джок. — Пойми! Это очень важно! Ищи пенек!  Перезвони, когда найдешь. 
 Гордясь собой,  Джок Эвил положил трубку и продолжил читать увлекательную статью про экстремальные ситуации.

 Со времени последней связи с Бладом Ластом, который заблудился, прошло около часа.

Джок Эвил добрался до главы с названием «Финансовые трудности» и анализировал таблицу среднегодовой нормы прибыли в США за 20 лет:

Нумизматика
Марки
Золото
Китайский фарфор
Бриллианты
Картины старых мастеров
Облигации
Частные дома и квартиры
Акции
Земля (фермерская)
Иностранная валюта
15,1
12,9
12,8
12,0
9,9
8,8
8,1
7,7
6,8
5,9
4,7

Зазвонил мобильный телефон.
— Дружище! Я не нашел пенька, — уставшим голосом сообщил Блад Ласт. — Но зато я нашел лавку. Могу ли я присесть на нее?

— Лавку…да-да…конечно, — рассеянно произнес Джок Эвил, пытаясь осознать самое главное:

 «И, наконец, самое главное. Опыт всей мировой экономики говорит, что лучшее вложение денег — в основные фонды. На них нельзя скупиться, если вы не наметили стать банкротом через два-три года «

— Эй! Ты че там делаешь? Че молчишь? – забеспокоился Блад Ласт. –  Я  уже сижу. Че дальше делать-то?

 — Что? – Джок Эвил вернулся в реальность. – Ты уже нашел пенек? Погоди. Щас я найду главу про тебя. Ага. Вот:

«…Думать можно только об одном: как выбраться к тому месту, откуда начинается знакомый путь.

— Слышь! Дружище! Если ты уже сидишь на пеньке, срочно начинай думать только об одном: как выбраться к тому месту, откуда начинается знакомый путь. Что? Сидишь на лавочке? Ты ваще где?

 В трубке раздались короткие гудки.

Блад Ласт обиделся.

 

Вчера утром разговаривал с Полотенчиком.  Он жаловался, что никак не может уложить шампуры с любовно нанизанными кусками шашлыка на мангал — мешают пашшоты, разумные венерианские камни, живущие в кратере вулкана, расположенного  на Земле Иштар близ плато Лакшми.  Само собой разумеется, пашшоты обожают огонь, дым и пепел — свои привычные условия обитания.  Мой горячо любимый друг слишком поздно понял свою ошибку, пригласив погостить этих любителей горячего — едва завидев огонь в мангале, пашшоты незамедлительно забрались внутрь и наотрез отказались выходить наружу.

— В чем же проблема, приятель? — удивился я. — Клади на них! Не стесняйся!

— А это этично?

— О, ты бы видел, что творится сегодня в Грингрине, у озера:  любители жарят буквально друг у друга на головах! И им, поверь, ну о-очень этично и комфортно!  🙂

Полотенчик согласился с моими доводами и ушел капать жиром на мозги разумным. На связь он больше не выходил. Надеюсь, у него все хорошо.

 

Ну а мы послушаем хорошую музыку.  В эфире великолепный гитарист Эдди Ван Хален с инструментальной композицией Respect the Wind из саундтрека к фильму-катастрофе «Смерч», снятому в 1996 году режиссером Яном де Бонтом.

 

Van Halen — хард-рок группа, в буквальном смысле ископаемая, ее участники — настоящие мастодонты тяжелого рока.  Братья Эдди и Алекс Ван Хален создали группу в 1972 году. Команда эта американская, но название и фамилии основателей выдают голландское происхождение.  Запевает в Van Halen в очередной раз вернувшийся в группу Дэвид Ли Рот, а на басу с 2006 года играет еще один Ван Хален — Вольфганг, сын Эдди.

 

Не знаю,  как так вышло,  но Van Halen во второй половине 70-х  мне послушать не довелось.  Музыкальные материалы просачивались в Союз из-за «железного занавеса» с трудом, с оказией. Люди, владевшие этой самой оказией, делали на виниловых дисках неплохие деньги. Техника этого нехитрого бизнеса заключалась в следующем. Условный член условного экипажа безусловного «Аэрофлота», летающий на международных линиях, привозит пачку альбомов и звонит человеку, который занимается тиражированием и реализацией.  Человек приходит к «летчику» с магнитной лентой в бобинах и делает с фирменного диска запись №1. Теперь диск можно либо продать за очень приличные деньги, либо придержать для другого реализатора или оставить себе для коллекции. А человек с бобинами несет их к себе домой и пишет всем страждущим за деньги на «катушки» и кассеты.  Тонкостей финансовых взаимоотношений в данном бизнесе я не знаю, но записать 90 минут музыки на кассету стоило 9 советских рублей. Немаленькие деньги по тем временам.

Итак, Van Halen я в те годы не помню. Гораздо мощней  гремели Deep Purple, Black Sabbath, Led Zeppelin, Nazareth, AC/DC  и KISS, о которых как-нибудь в другой раз, ибо группы масштабные, как сама эпоха и разговор о них отдельный.  На меня очень сильное впечатление произвели две британские глэм-роковые команды Sweet и Slade. Я  не совсем понимаю почему муз.критики относят Sweet к глэм-рок движению.  Возможно, все дело в том, что бабблгам-песенки раннего периода творчества группы до моих ушей попросту не дошли. Первый альбомом, с которого началось мое знакомство со  Sweet, был  «Sweet Fanny Adams» 1974 года и это был настоящий хард-рок, настоящий прорыв. Хотя, разумеется, тягаться с вышедшим в этом же году «Burn» от Deep Purple ему было нереально.

 

Скажу больше. Считаю, что именно Sweet, фрагментарно, стали  предвестниками скоростного инструментального heavy metal.  Суперзвездами Sweet не стали, но след в музыкальной сталелитейке оставили увесистый.

 

А вот Slade — это реальный ранний глэм без вопросов.  Музыка незатейливая, но временами весьма душевная, и я бы даже сказал — романтичная.  Во всяком случае,   Slade, похрипывающий из  Электроники -302, производил на деревенских девчонок неотразимое впечатление.  🙂

Это чудо отечественной инженерной мысли производили на  второй промзоне зеленоградского завода «Элион», неподалеку от деревни Алабушево. Магнитофон был монофоническим, часто зажевывал пленку, но дело свое в плане пикапа знал добре.

 

Отечественным музыкальным коллективом,  запилившим до дыр звукоснимающие головки отечественных «мафонов»,  мы и закончим сегодняшний выпуск.