В последний месяц  Джоку Эвилу досаждал насморк. Каждое утро в ванной он ожесточенно сморкался, зажимая поочередно, то одну, то другую ноздрю большим пальцем.
И всякий раз при этом лопался сосуд и вместе с желто-зелеными соплями на белый кафель летели кроваво-красные ошметки.
«Я отхаркиваю свой мозг» — думал Джок Эвил, усмехался и шел пить кофе.

 

 

На днях в Уфе отменили выступление штатовской death metal группы Cannibal Corpse . Против концерта Cannibal Corpse выступили в Русской православной церкви, активисты которой в воскресенье провели акцию протеста в центре Уфы. Как пояснил руководитель миссионерского отдела митрополии Башкортостана Вадим Розенфельд, афиши и тексты песен группы связаны со смертью, насилием, изнасилованием, извращениями, что не соответствует законодательству РФ.

Будучи автором «Мертвой Невесты» и «Fucking Dead»  🙂 я, однако, решительно не понимаю в чем фишка многочисленных апологетов экстремальных разновидностей металла и «Трупа каннибала» в частности. Говорят, что death metal выделился из thrash направления, вдохновляясь творчеством таких групп, как Slayer и Kreator. Попробуем представить, как это выглядело на практике.  Сидят, типа, на репетиционной базе в гараже в Баффало Алекс Уэбстер, Боб Расей и Пол Мазуркевич,  пыхнули и жужжат каждый сам по себе, ищут гармонию. И тут Алекс предложил: «А давайте послушаем Slayer, может вдохновение попрет?»

 

На огонек забрел слегка обдолбаный начинающий брутальный певец и поэт Крис Барнс, послушал Slayer, тщательно забил длинный, как оглобля, косяк и сказал: «Нет, парни, я так хер спою!» Парни приуныли и послали гонца за вискариком. А Барнс тем временем дунул и продолжил свою мысль: «Зато Том Ара́йа хер умеет рычать в микрофон так, как я! И вообще ваш Slayer — детский сад. Я тут на днях «Night Of Living Dead» и «Zombie Flesh Eaters» пересматривал — вот это реальная тема!» Прибежал гонец, парни дружно юзнули за новую реальную тему, потом пыхнули и еще раз юзнули. Потом Пол Мазуркевич схватил лопату и куда-то ушел вместе с Крисом Барнсом…

Наутро Алекс Уэбстер проснулся , чувствуя ужасную вонь. Он с трудом разлепил глаза и осмотрелся:  повсюду, на перемазанном каким-то коричневым дерьмом полу, валялись куски гниющего мяса, облепленные мухами и жирными белыми червями. В углу под маршалловской стойкой в луже крови, перемешанной с блевотиной, лежали Боб и Крис. А за барабанами в футболке и джинсах  Мазуркевича сидел, прислонившись головой к стене, самый настоящий мертвец: бледно-зеленый, в черных трупных пятнах, с вытекшим и висящим на ниточке глазом.  «What the fuck?» — прохрипел Алекс. Тут труп пошевелился, взмахнул палочками и выдал дробь на ведущем и спаренных бочках. «Su-u-u-rprise!» — завопил мертвец голосом Мазуркевича, стягивая с головы отвратительную резиновую маску. «Su-u-rprise!» — радостно орали из угла, перемазанные кровью и блевотиной Боб и Крис.  «Ну вот и поперло» — удовлетворенно констатировал Алекс Уэбстер,  ощущая под собой мокрую теплую лужицу.

 

Мерзость. Это слово, на мой взгляд, наиболее емко и точно характеризует «творчество» Cannibal Corpse. Я не фанат Slayer, но на месте Тома Ара́йа мне было бы дико слышать, что моя музыка может кого-то вдохновить на подобное дерьмо. Настоящий thrash до этого никогда не опускался.  Большая трэш-четверка потому и называется большой, что делает металл техничный, высококлассный, если уж не пробуждающий какие-то добрые чувства 🙂 , то хотя бы заставляющий задуматься. Особенно любит подбросить пищу для размышлений METALLICA.

Прочитав автобиографию Дейва Мастейна «Mustaine: Heavy-Metal Memoir», я, наконец, понял почему (а не за что) его выгнали из METALLICA.  Если бы этого не произошло, мир тяжелого металла довольствовался бы лишь «Металликой», исполняющей раздумчивый, куцый «Мегадэт» с железными яйцами, но сладкой ватрушкой под подушкой. Дейв был парнем из другого, низшего слоя общества и слишком сильной личностью, чтобы составить Ларсу и Джеймсу компанию на долгие годы. Ибо хорошо воспитанные мальчики, даже отрастив длинные волосы, покрывшись наколками и ежедневно бухая, рано или поздно выходят из запоя, оставаясь хорошими мальчиками. Ларс и Джеймс играли в плохих крутых парней, Дейв был им.

«Мы едва ли глядели друг другу в глаза, когда ехали через город. Джеймс пропагандировал образ крутого мужественного парня на протяжении многих лет, но я знаю его давно. Я знал, что происходило у него внутри. Когда он высадил меня на автовокзале, у него на глазах были слезы. Нам обоим было больно.
“Береги себя” – сказал он.
“Ага”.
Мы обнялись последний раз, затем я пошел прочь к терминалу. Я не оборачивался. Сев в кресло в зале ожидания, я понял одну важную вещь: я был чертовски сломлен. Ни доллара не было переведено на мое имя. Я смотрел на четырехдневную автобусную поездку из Нью-Йорка в Калифорнии без еды, без воды, без ничего. У меня лишь была сумка грязного белья и гитара. Почему они не дали мне хотя бы пару баксов – деньги на выживание в поездке, я не знаю. Возможно, им это и в голову не пришло. Несмотря на это, я провел следующие четыре дня в бродяжническом аду, попрошайничая сдачу, принимая любую милостыню, предлагаемую своими попутчиками — пончик здесь, пачка чипсов там. Многие люди сжалились надо мной…» (с) Д. Мастейн

Большое и настоящее рождается в муках, ага…

Когда «не идет» новый материал, нет идей и настроения, бывает очень полезно заглянуть в прошлое (у кого оно, разумеется, есть 🙂 ) и поискать вдохновения там. Чем черт не шутит, может и завалялась где-то в коробке с ненужными вещами аудиокассета с тем самым, небрежно и второпях записанным риффом, который ты безуспешно пытаешься придумать. Или перелицевать старое, сделать апгрейд и выпустить в свет под другим названием. Копировать самого себя — это же не плагиат, верно? 🙂  Что-то в этом духе изобразил Блеки Лоулесс из W.A.S.P. , перелопатив в 2007 году хит 1985-го «Wild Child».  Получилось весьма недурственно. И фанаты довольны.

Блеки Лоулесс (настоящее имя Стивен Дюрен) — тот еще «пай-мальчик». В молодости он состоял в нью-йоркской уличной банде  «The Duckies», а плечом к плечу с ним промышлял разбоем не кто-нибудь, а будущий гитарист KISS  Эйс Фрейли.  Определенно, из хулиганов выходят настоящие личности. 🙂

***

Я овладею тобой, брошу лицом вниз
На свою постель,
На окровавленных розах буду смотреть, как ты улыбаешься.
Твоё разрывающееся от крика сердце
Мерзко истекает кровью и бешено стучит.
Твои молитвы остались без ответа,
И нет больше шансов на спасение.

(с) WASP. Mercy

Ну вот такие скромные эротические фантазии. Отрывать и разбрасывать лепестки роз долго и нудно. Выкопал куст и жахнул целиком на кровать. Я бы посоветовал Лоулессу поэкспериментировать с металлической стружкой — дешево и сердито. 🙂

 

Несмотря на безусловную брутальность и харизматичность, в свои неполные 69 лет Лемми Килмистер остается романтиком с тонко чувствующей душой. Недавно он перечитал «Яму» Куприна и написал под впечалением блюз.  Никакой пошлости и ханжества. Каждый на загнивающем Западе зарабатывает чем может, в меру способностей.  В пятницу днем «белые воротнички» двигают экономику вперед, вечером отрываются на концерте MOTORHEAD, а ночью и те и другие зависают в публичном доме. Никакой самодеятельности. Анализы сдаются, налоги платятся, все улыбаются и пристают друг к другу с вопросом: «How are you?»

Парни из «Сибирской язвы» несмотря на страшное название излучают море позитива. В далеком 1985-м, в начале своего творческого пути,  ANTHRAX записали шутливую песенку «Madhouse», которая, на мой взгляд, стала девизом группы на долгие времена. Многие приходят к пониманию того, что наша жизнь на планете Земля  все больше напоминает один гигантский сумасшедший дом, летящий хер знает куда в безграничных просторах космоса. Но немногим дано сохранить при этом чувство юмора и забацать ироничный заводной трешняк. Умирать — так с музыкой!

***

«Подъём, на подходе новый день,
Нужно человека повидать,
Ему по телефону позвонить,
Найти клочок бумаги,
Сесть и написать письмо,
Напрячь мозги,
Чтоб написать без ошибок…

Нехватка времени тикает в моей башке, тикает в моей башке, тикает в башке…»

 

Мир все глубже скатывается в задницу. В нем остается все меньше места бескорыстному идеализму и нравственным ценностям. В нем все меньше подлинной свободы личности, а не той, что декларируется и закрепляется конституциями. Любите друг друга.  Любовь — это последнее, что мы можем друг для друга сделать.

***

«Детей забрали
Семьи уничтожены
И миллионы людей умерли от голода
Мы не можем пойти по этому пути

Но может быть, когда-нибудь скоро
Мир улыбнется»