Ощущая некий интеллектуальный дисбаланс в отношениях с коллективом физкультуры «Дефлорация», будущие электроники попытались выйти на контакт с дочерьми аборигенов. Для чего в полном составе отправились на местную дискотеку, которая проводилась на типичной для Среднерусской возвышенности деревянной веранде в сильно задрипанном городском саду.  Всесоюзная антиалкогольная компания к тому времени уже успела докатиться до небольшого провинциального городка. Сыновья аборигенов, тоскуя по водке и портвейну, поголовно перешли на клей «Момент» и галлюциногенные грибы, и потому взирали на гостей с полнейшим равнодушием, присутствуя на дискотеке физически, но мысленно находясь где-то далеко-далеко…   

Неотразимый и галантный Блад Ласт вскружил голову туземке с довольно симпатичной мордашкой и договорился о свидании на ее жилплощади. На следующий день, после работы, он тщательно готовился к ответственному свиданию: выгладил рубашку и брюки, побрился, надушился, надел галстук и даже купил цветы. На лице его светилась мечтательная улыбка…

Вернулся Блад Ласт подозрительно быстро. Мрачный, взволнованный, пьяный. И рассказал следующее.

В условленный час он прибыл по искомому адресу. Красавица-аборигенка открыла дверь, с восторгом приняла цветы, и попросила пройти в комнату. Блад Ласт прошел, гордясь собой, а там… за накрытым по высшему разряду столом сидела вся большая семья: мама, папа, старший брат и младшая сестра.  «Заходи, зятек! Не стесняйся!» — прогремел папаша и тут же ловко накапал водки дорогому гостю.  Бладу Ласту предложили жениться не отходя от кассы. Прям завтра или, в крайнем случае, в ближайшую субботу. И два часа не выпускали из квартиры, пока он не согласился. После чего папаша в тринадцатый раз накатил за здоровье молодых, а  Блад Ласт отпросился покурить на лестницу и сделал ноги…

 

Полотенчик нашелся! Где бы вы думали? На Деймосе, в музее марсианских артефактов, рядом с куском наскальной живописи, изображающей чрезвычайно популярное у древних марсиан состязание по измерению писюнов.  «Помню» — говорит, что на банкете в честь окончания съемок на LV-426 вступил с Ридли Скоттом в полемику о непоследовательности решений НАТО и Евросоюза, а дальше, как отрезало… Для поднятия духа послал ему позитивный трек. Сам пересматриваю, частенько. Оттягивает…

 

Жанр фантастики считается в литературе несерьезным. Писателям-фантастам не присуждают Нобеля за «сочетание в творчестве поэтического и живописного начал».  Хотя, если разобраться по чести,  вероятность заснуть на третьей странице «шедевра» нобелевского лауреата также велика, как невозможность до утра оторваться от перипетий героев научно-фантастического романа или «космической оперы.»  Попытки фантастов заглянуть в будущее вызывают у апологетов классической литературы презрительную усмешку.  При этом деятельность всевозможных «центров анализа и прогнозирования» совершенно серьезно рассматривается на уровне правительств государств.  Ну не странно ли?  Практически все современные технологические достижения (интернет, компьютеры, мобильные телефоны и гаджеты, робототехника и нанотехнологии) были предсказаны фантастами задолго до их появления. Великий Жуль Верн «видел» на сотню лет вперед, достаточно взять в качестве примера его роман «С Земли на Луну», написанный в 1865 году.

Если абстрагироваться от художественной составляющей научно-фантастических произведений,  можно прийти к очевидному выводу: фантасты не выдумывают, а строят вероятностные модели развития общества, предвосхищая, но опираясь реалии настоящего. После распада СССР в обществе очень быстро сошла на нет эйфория от «победы свободы и демократии над империей зла». Ибо преодолев голодные, бандитские 90-е, лихорадочно насыщаясь и потребляя в сытых «нулевых», общество встало перед неизбежным вопросом: «А что же дальше?»  У «победителей», наконец, открылись глаза, и они принялись в недоумении пытать себя и других: «А была ли победа?»

 

Так куда привел твой поезд полковник Васин, дядя Боря? Ты вернулся домой? Поставил трехметровый забор? Обтянул его колючей проволокой? Заперся в своей «крепости»?

Можно сколько угодно иронизировать и глумиться над «совковым» коллективизмом и превозносить западный индивидуализм и свободу предпринимательства. А лучше посмотреть и сравнить, как видят  будущее писатели-фантасты из «вольного» капиталистического мира и, как видели, теперь уже в прошлом, наши, социалистические. Удивительно, но перечитав гигабайты зарубежной фантастики, я не смог найти произведения, в котором бы автор смотрел в будущее с оптимизмом. Тон здесь задают американские фантасты, и традиционный футуристический сюжет для них — Антиутопия. Это мир, где должность президента номинальна, а правят либо гигантские корпорации либо военные либо диктаторы. Где-то на орбите, в небесах, на острове, защищенные полчищами охраны, толстыми, неприступными стенами и силовыми полями, немногочисленная элита купается в роскоши, регенерирует свои увядающие и поврежденные биоткани, выращивает для себя новые органы и тела. А внизу копошатся, как муравьи, жалкие ничтожные людишки, умирающие от нищеты, радиации, отравленной воды и воздуха, готовые перегрызть друг другу горло за кусок хлеба. Апокалипсис. Эпидемии, вирусы, сбежавшие из секретных военных лабораторий и чума из космоса.  Земля неизбежно находится в состоянии войны либо междоусобной либо с пришельцами, которые спят и видят чтобы нас колонизировать и высосать из планеты все, что мы еще не высосали.

 

Русская, советская фантастика, расцвет которой пришелся на времена так называемой «хрущевской оттепели», несет в себе решительно иной, противоположный (как Добро и Зло) западному, позитивный потенциал. Утопии «Туманность Андромеды»  Ивана Ефремова, в которой писатель решился заглянуть на тысячу лет вперед,  «Полдень, XXII век»  братьев Стругацких провозглашают главными человеческими ценностями: разум, добро и  справедливость, любовь и сострадание, готовность прийти на помощь, созидать, а не разрушать, дарить, а не отбирать. Будущее в советской фантастике — это нравственная и физическая красота, гармония и партнерство с природой, отсутствие границ, национальностей, классов, возможность выбрать дело по душе и призванию, везде и всегда чувствовать себя равным среди равных. Наконец, это взгляд искателя и романтика, познающего неизведанное,  обращенный в глубины дальнего космоса с неиссякаемой надеждой встретить там не врагов и не монстров, а Братьев по Разуму. Чем вас не устраивали эти принципы, соотечественники? Кой черт дернул вас свернуть с единственно верной дороги?

Что же… мы сделали свой выбор. Современная фантастика более не подвержена идеологическим противоречиям.  Футурологи предлагают несколько вариативных моделей, но все они, увы, прогнозируют от «плохо» до » очень плохо» и «катастрофа».  Планета все чаще сотрясается кризисами экономическими, политическими и социальными.  Наш поезд зашел в тупик, дядя Боря! И теперь бьется об стену, не находя выхода. Цивилизацию ждут темные века. Сколько они продлятся? Как знать… но жизни одного или двух поколений точно не хватит. И все же хочется верить, что это не конец, а лишь Перевал, который надо пройти чтобы проснуться и вспомнить…